Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь новостей
Поиск
Продюсерский центр НАШ ДОМ Среда, 22.11.2017, 21:29
Приветствую Вас Гость | RSS
 
 
Главная » 2012 » Февраль » 8 » АНОНС КНИГИ С. КУЗНЕЦОВА "ДЕД АНДРЕЙ,,,"
АНОНС КНИГИ С. КУЗНЕЦОВА "ДЕД АНДРЕЙ,,,"
18:40
АНОНС.
Сергей Кузнецов
ДЕД АНДРЕЙ
или Кому на Руси жить хорошо
          В конце 2011 года в Москве вышла новая книга Сергея Кузнецова «ДЕД АНДРЕЙ или Кому на Руси жить хорошо».
         В сборник произведений известного общественного деятеля Русского Зарубежья, члена Союза журналистов России, главного редактора и издателя Международного журнала Русского Зарубежья «Б. В.» Сергея Кузнецова вошла остросюжетная сама повесть «Дед Андрей или Кому на Руси жить хорошо», избранные рассказы и стихотворения разных лет.
          Повесть «Дед Андрей» не может оставить читателей равнодушными, поскольку в ней говориться о самом наболевшем – полном развале русской деревни на фоне того сюрреализма, который уже практически 100 лет господствует на всей территории России, начиная со дня большевистского переворота, и по наше время.
         
           С. Л. Кузнецов – член Союза журналистов России, Международный журналист, член Американской Академии Поэтов, Международной Пушкинской Академии, Попечительского Совета Первого Американского музея А. С. Пушкина. Посол Мира.
          Биографические данные занесены в Международную Энциклопедию «Who`s Who» (Cambridge, England).
         За большую миротворческую и благотворительную деятельность награжден грамотой Российского Фонда Мира.
          С. Л. Кузнецов – главный редактор и издатель Международного журнала Русского Зарубежья «Б. В.», президент НП «НАШ ДОМ», руководитель продюсерского центра «НАШ ДОМ» и автор Международного музыкального проекта «Песни Русского Зарубежья. С любовью к России».
          С. Л. Кузнецов удостоен почетного звания Лауреат Государственной Думы ФС РФ и Общественности России в номинации «Лучший журналист-международник 2007 года», а в 2008 г. - стал Дипломантом Совета Федерации и Государственной Думы ФС РФ за участие в Федеральной Выставке 2008 г. «Лучшие проекты России».
          В 2009 г. награжден главой РПЦЗ Митрополитом Иларионом медалью «Митрополит Лавр» за активную миссионерскую деятельность в России и Зарубежье, личный вклад в объединение Русской Православной Церкви и Русской Зарубежной Церкви, а в 2011 году – медалью «За заслуги» Международного союза дворян и орденом Страстотерпца Царя Николая (главой РПЦЗ Митрополитом Илларионом).
        В 2011 году С. Л. Кузнецов стал Лауреатом премии Правительства Москвы и Союза журналистов Москвы "За информационного обеспечение реализации программ Правительства Москвы по поддержке российских соотечественников за рубежом".
 
Рецензия И. М. Рукиной
           Меня всегда интересовал феномен человеческой памяти. Почему память так избирательна? Мы часто помним только то, что хотим помнить. Но есть вещи, которые нельзя забывать, потому что они, родившись однажды в определенном месте и в определенное время, создают бесконечную цепь событий.
             Итак, дед Андрей, деревня Кровавые столбы. Все символично. Собирательный образ, написанный ярко и мощно. Десяткам тысяч таких дедов в кровавые времена революции и гражданской войны был внедрен дефектный ген разрушения себя самого и всего, что находится в зоне доступа. Образ почти сатанинский, поскольку он уничтожает живые ростки времени и омертвляет пространство. В данном случае - русскую деревню, самое живое, что было в дореволюционной России, и из чего могла вырасти новая Великая Россия.
          Как определить жанр произведения? Гротеск, памфлет, модный ныне "фэнтази", но никакой фантастический роман не в состоянии передать чувство страха, возникающее от сознания своей беспомощности при встрече с такими "дедами Андреями" и их ближайшим окружением.
         Чтобы восстановить историческую память и историческую правду, наверное, надо пережить такой страх, замкнуть цепочку. И пусть этот страх останется на страницах книги и никогда не выйдет наружу.
         Сила книги Сергея Кузнецова в таланте мастера, замкнувшего цепь. Произведение заканчивается тем, что гаснет Святило; оно не выдержало ужаса от явления восставшего из гроба деда Андрея.
        Но Солнце не погаснет и деды Андреи не поднимутся из могил, если мы, люди научимся понимать друг друга и отличать истину ото лжи, добро от зла, веру от безверия. Помоги нам Господь сохранить Землю и спасибо Сергею Леонидовичу Кузнецову за мужество. Ведь писать о тех, кто до сих пор живет среди нас и подчас занимает высокие посты, кто наделен правом принимать решения и влиять на человеческие судьбы, очень непросто даже в иносказательной форме. Деды Андреи ползут по Земле, внедряются на руководящие должности и разрушают все, к чему прикасаются.
          То, что мы сегодня видим в России - это полная деградация деревни. Одно время была надежда на фермерство. Но все были свидетелями того, как фермеров сгоняли с земель, как жгли их усадьбы, как ломали технику. При таком положении вещей фермерство, конечно, не смогло заменить прежнюю систему. Старую систему сломали, новой не построили. И сейчас, когда речь идет о подъеме сельского хозяйства, надо учитывать, что негативные проявления ломки старой системы не преодолены. И их придется преодолевать уже в гораздо худших условиях, потому что мы потеряли кадры и наблюдаем деградацию села. Все взаимосвязано...
          "Дед Андрей" по-своему решает проблему человеческого фактора. Так и хочется сказать: "Возьмемся за руки друзья!"
                 Ирина Михайловна Рукина, д.э.н., профессор, академик РАЕН,
                 руководитель Департамента международного сотрудничества МОО "Комитет
                 по борьбе с коррупцией", президент Фонда поддержки социальной
                 инициативы, народной дипломатии и меценатства, сопредседатель Совета по
                  консолидации Женского движения в России.
 
О повести «Дед Андрей» Сергея Кузнецова.
           С Сергеем Кузнецовым меня связывают 15 лет дружбы и творческого сотрудничества – ровно столько, сколько исполнилось журналу «Большой Вашингтон». И поэтому, прежде всего, об авторе повести С. Кузнецове.
            Сочетание редакторской, издательской деятельности и литературного, журналистского творчества – немногие даже именитые писатели, поэты, журналисты смогли и могут сейчас это совершить полномерно, полномасштабно, как это удается Сергею Кузнецову.
             Конечно, можно упомянуть имена Твардовского, Полевого, Бакланова, но они были в ограниченных рамках тоталитарного режима, а деятельность и творчество          С. Кузнецова происходят в условиях новых исторических реальностей.
            И повесть «Дед Андрей» - знак свободного, раскрепощенного взгляда на эти реальности, но, прежде всего, превыше всего – глубокого, искреннего беспокойства, тревоги, озабоченности автора о России, ее народе, аспектах новой российской реальности. Есть в России, так называемая «деревенская проза», и много талантливых писателей в этом жанре, но никто из них не коснулся так проникновенно самых злободневных, животрепещущих проблем, «болевых точек» русской деревни, как          С. Кузнецов в этой повести.
           Может показаться читателю, что если не прямая, то косвенная перекличка «Деда Андрея» С. Кузнецова с «Поднятой целиной» М. А. Шолохова. Но даже не Шолохов, а Оруэлл приходит на память, когда читаешь «Деда Андрея». Но дед Андрей – не Щукарь и не Нагульный, он – хамелеон, флюгер, «нос по ветру»: будут у власти коммунисты – он будет коммунистом, будут анархисты, монархисты, кто угодно – он будет с любыми из них, чтобы выжить. В сравнительно небольшой по объему повесть
         С. Кузнецов вводит множество характеров, образов, событий, и все они узнаваемы в реальностях России, несмотря на принесенные автором художественные средства гротеска, гиперболы, пародии и шаржа. И юмор, порой подобный гоголевскому, пронизывает всю повесть, а в некоторых эпизодах это – смех сквозь слезы…
                Но дед Андрей – не из «Мертвых душ», хоть душа его давно омертвела, а весьма ограниченный, замутненный разум работает в одном только направлении – выжить любой ценой, при любой системе, режиме, любых власть предержащих, выжить во что бы то ни стало! Будет председателем, пастухом, парторгом, кем угодно, но он выживет, переживет всех, безоговорочно готовый служить любой власти. В повести, как в зеркале, нашел отражение разрозненный, хаотичный политический и социальный спектр России, вышедшей из ледового тоталитарного периода, но не нашедшей еще свой путь к подлинной и стабильной демократии, и леденящее дыхание недавнего прошлого так ощутимо, и беспокойство, тревога автора – не допустить повторения прошлого («история повторяет сама себя»).
             Давайте не забывать, что носителями любого государственного режима являются не только правительства, но, прежде всего люди, народ, с генными свойствами свободы или рабства, и только народ может изменить все к лучшему, если его ментальность достигнет готовности к необходимым переменам. И повесть С. Кузнецова – это тревожный зов писателя к народу, к России, для прозрения и преобразования России в страну, достойную своего великого народа.
Михаил Пильч (Вашингтон)
 
ПРЕДИСЛОВИЕ
         Образ деда Андрея-главного героя повести - собирательный. Образы других действующих лиц написаны почти с натуры - студенты, колхозники, сотрудники министерств и ведомств предстают здесь такими, какими они и были.
         События, описываемые в повести в большинстве своем имеют документальный характер, хотя и происходят в фантастическом, придуманном автором мире. Так, например: ужасающее состояние построек и полей на селе, перегибы алкогольной реформы, совершенное нежелание селян что-либо изменить в своей беспросветной жизни, беспробудное пьянство селян.
         Описание свинофермы полностью соответствует действительности. Автор повести сам встречался и беседовал со спившимся пастухом - бывшим председателем колхоза, явившимся отчасти прототипом деда Андрея. Красной линией в повести проходит ирреальное состояние действительности, в которой все преступления ненаказуемы, а авторы новшеств и новаторств являются отцами предыдущих перегибов и преступлений. Ненаказуемость развращает. Дед Андрей - участник и активный исполнитель всех реформ и преступлений всех режимов в России за последние 80 лет! Он ни в чем себя не винит, и самое страшное - его никто не обвиняет, он, наоборот, один из самых уважаемых людей не только у себя в колхозе, но и в районе.
            Автор старается показать всю катастрофичность развала русской деревни и провалы реформ в России. Перед читателем предстают живые люди - они рождаются, страдают, умирают, рождая себе подобных, не находя выхода из страшного тупика объективных и субъективных закономерностей человеческого развития. В России почти сто лет назад с легкой руки Чехова говорили: "Вся Россия - наш сад". Потом выяснилось, что вся Россия-это палата № 6. Мы, как дети, обманутые еще раз, поверили в миф перестройки и остались снова у разбитого корыта. ХВАТИТ ВЕРИТЬ СКАЗКАМ!
          Видит ли автор выход из тупика или просто злословит? С приходом новых руководителей послельцинской поры проявилась, было, надежда на воскрешение России. Но надежду эту нужно подкреплять – и не словами, а делами! И если с 1995 года – а именно тогда автор начал писать повесть, положение России на мировой арене несколько укрепилось, то в области промышленности и сельского хозяйства ничего не изменилось! Не открыт ни один завод, колхозы и совхозы расформированы, а на смену им так и не пришли фермерские хозяйства. Местные власти одиноким фермерам до сих пор не помогают, а только ставят палки в колеса. На полках российских магазинов продукты из Китая, Новой Зеландии, Турции. Своих, российских производителей не пускают ни в магазины, ни на рынки.
           Проехав по глубинке в средней полосе России, я воочию увидал довершение распада села в Нечерноземье. Если еще на Кубани, в Орловской, Курской, Воронежских областях, где чернозем, селяне неплохо живут на земле, то в Нечерноземье полный развал. Едешь по шоссе – а вокруг черные от дождей и времени, покосившиеся, местами провалившиеся заборы, остовы коровников и свиноферм рядом с полями, превратившимися в целину – поскольку их никто давно не пахал, накренившиеся избы с заколоченными окнами…
         Поэтому, считаю, что в основном по замыслу своему, повесть не устарела, а даже наоборот, она и сегодня, как говориться, на тему дня. И писать правду, чистую, горькую - нужно!
         Необходимо восстанавливать Великую Россию! И начинать нужно – с села!
С. Кузнецов
Просмотров: 510 | Добавил: nash-dom
Друзья сайта





МЕЖДУНАРОДНЫЙ
МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
С ЛЮБОВЬЮ К РОССИИ



Форум Сергея Кузнецова


Светлана Григорьева и Алексей Зыков


Геннадий Супонецкий
Геннадий Супонецкий


Александр ЖУРБИН


Форум Сергея Кузнецова




Вышел в свет новый номер
Международного журнала Русского Зарубежья
«Большой Вашингтон»
№16(51) за 2009 год
Приобрести его, как и предыдущие номера можно в магазине при Доме Русского Зарубежья им. Александра Солженицына
Адрес: ул. Нижняя Радищевская, д. 2.
Проезд: ст. м. «Таганская» (кольцевая)


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017