Меню сайта
 
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

ТАК ЛИ ПРОСТО УПРАВЛЯТЬ ЛЕСАМИ
Лесные пожарыВ. Г. Санаев,  профессор, ректор Московского государственного университета леса.
Н. А. Моисеев, 
зав. кафедрой  экономики и организации л/х и л/п МГУЛ, академик РАСХН.ТАК ЛИ ПРОСТО УПРАВЛЯТЬ ЛЕСАМИ   

и   КАК ОВЛАДЕТЬ ЭТОЙ НАУКОЙ?

 

В 1-м номере журнала «Живой лес» за 2010 г., автор в своем  вступительном обращении пишет, что «мы пока не столкнулись с проблемой массовой гибели  лесов», но если она, мол, и возникнет, то «и с этой проблемой мы справимся – ученые знают как. Меня восхищают наши ученые … надо их слушаться – и все будет у нас хорошо!»

Да, хорошо бы, если это было так. Но в действительности  в России далеко не все так. И, к      сожалению, ученые, даже если они знают «как» и в какие «двери» стучаться, то этого оказывается недостаточно. В чем же дело? Почему наука бывает бессильна остановить разрушительные процессы, происходящие в лесу под влиянием, казалось бы, разумного человека в наш просвещенный век «инноваций». Вот об этом и стоит поговорить и привлечь внимание    читателя.

Еще полвека назад канадские ученые выпустили книгу с инструкцией под названием, «как исчезают русские леса». Конечно, не только у нашего читателя, возникает недоуменный вопрос, как такое может быть в России, которая считается лесной державой мира. Почти четверть          мирового покрова приходится на леса России, и по площади они не убывают. Мол, лукавят эти господа ученые.

Но, если смотреть в глубь происходящих явлений, а не скользить по поверхности, то оказывается, что мы действительно теряем леса, но в качественном отношении, систематически     вырубая лучшее и оставляя худшее то, что «не годится», не находит сбыта. Уже не годами, а    многими десятилетиями продолжается этот процесс истощительного пользования лесом, по       научному «суженное воспроизводство», ничего общего не имеющего с требованием устойчивого пользования и управления лесами, ставшего всемирным постулатом и закрепленным даже в      нашем «Лесном кодексе РФ» (2006 г), но только формально. И тут предвижу, как многие           ответственные чиновники, за лесом и порою за деревьями не видящие сам лес, оскорбительно воскликнут, да этого не может быть, ведь мы используем только небольшую долю ежегодного прироста, равного почти 1 млн. м3, и даже только четверть расчетной лесосеки, составляющей не многим более половины этого прироста. А вырубаем последние два десятка лет всего-то от 150 до 200 т.м3.

И подтвердим, что это так. Но это не меняет сути происходящего разрушительного        процесса с лесами страны. Ведь в этих цифрах концентрируется «сливки». Как курица,               выбирающая только нужные ей зернышки, так и мы в процессе эксплуатации до сих пор выбирали только самые лучшие древостои в самых доступных местах. Вдоль транспортных магистралей,  оставляя то, что для промышленника не представляет коммерческого интереса. И к тому же, не принимали должных мер к восстановлению вырубленных лучших лесов России, которые          сменяются низкокачественными древостоями. Именно таким образом мы давно лишились так    называемых корабельных дубрав, на охрану которых Петр I распространял строгие законы - вплоть до приговоров «смертной казни». А в двадцатом столетии мы уже потеряли самые          продуктивные древостои хвойных пород не только в Европейской части страны, но и вдоль всей транссибирской магистрали.

При этом невольно вспоминается утверждения наших классиков, что площадей–то лесов у нас в стране много, только вот хороших запасов маловато. А теперь добавляем мы, их еще меньше стало.

Нет, - говорят, - пророки в своем отечестве. Для нас стало важным, что скажут о нас           заморские гости, только к ним прислушиваемся. Сошлемся еще раз на них. Весьма известная  финская консалтинговая фирма  Яакко Пеури, по просьбе нашего правительства, подставила в   90-х годах, когда совершалась «перестройка», так называемый «Мастерплан», по нашему  -       «Стратегический план» для лесов всего Северо-Западного федерального округа. Эти леса всегда  считались «всесоюзной леснической» и «валютным цехом страны». План со всеми приложениями был представлен в нескольких толстых томах, со всеми необходимыми расчетами. Но выводы–то оказались, известными для наших компетентных специалистов. Они сводились к тому, что       традиционный для этих лесов главный экспортный товар – пиломатериалы, которыми издавна славилась Россия, не будет уже приоритетным и конкурентоспособным на мировом рынке, ввиду того, что хвойный пиловочник, оказался  истощительным в этих лесах. Да притом и остатки его уже не того качества, как прежде. Все, на что мы способны, мол, экспортировать из этих лесов, так в основном мелкотоварную древесину в виде так называемых балансов.

Почему же мы докатились до такого неприглядного положения? – спросит читатель.

            Ответ один. Не сумели управлять своими лесами, не заботились о них и о потомках,        которым оставляем свои леса. А управление требовало не только научно обоснованных расчетов, но и должной организации хозяйства в лесу, своевременного проявления мероприятий по         восстановлению лесов, их охране и защите. А для этого требовалась соответствующая                государственная политика, внимание первых лиц государства, от которых зависела необходимая структура управления лесами на всех уровнях от федерального до местного. Вот этого-то всего и не хватало. Мало того, последние двадцать лет мы оказались заложниками «крупных»                 реформаторов, которые считали необходимостью сведение к минимуму даже участие самого государства в управлении своими  лесами, как государственным имуществом, оставляя его на откуп предпринимателем, рассчитывая, что «рынок все расставит по своим местам».

При этом ликвидировали в начале  Министерство лесного хозяйства России, потом          созданную вместо него Федеральную лесную службу.  А на ее месте оставили Федеральное     агентство    лесного хозяйства с весьма усеченными функциями. Да в придачу к этому     упразднили и двести лет существующую лесную охрану, отворив ворота для беспрецедентного            воровства. Так называемые нелегальные рубки достигли такого масштаба, что привлекли обостренное внимание даже мирового сообщества.

При таком отношении государства к своим лесам, как к своему имуществу, оказалась      ненужной и наука. За последние двадцать лет были ликвидированы ряд лесных организаций, даже головных, в 5-10 раз сократилась численность научного сообщества, в 15-20 раз размеры            финансирования на науку, в которой остались только «фанаты», доживающие свой век.

В завершении такой перестройки последнего лесного кодекса, намечалась тотальная      приватизация лесов с коротким переходимым периодом через аренду. Лишь возмущение    общественности остановило такое решение, но не предотвратило его на будущее. Уже сейчас «владельцы заводов и пароходов» снова ставят вопрос о приватизации государственных лесов и просят власти передать им леса в частную собственность, при этом, не афишируя, что многие владельцы      крупных лесных корпораций уже находятся в «объятиях» зарубежных совладельцев их бизнесов.

Так, что невидимый для многих читателей «спектакль» продолжается не с лучшим возможным окончанием для нашего общества.

Ну а что же наша власть, спросит читатель, куда она смотрит? Остается только          надеется, что она не допустит такого конца, когда Российское общество перестанет быть            владельцем своих лесов. Все-таки наше государство – не «банановая» республика, в которой власть принадлежит «денежным мешкам». Конечно, вся надежда на наших мудрых руководителей государства, которые призывают строить гражданское общество, чтобы оно контролировало власть на всех уровнях управления и направляла бы ее действия в общественных интересах. Вот этот призыв в посланиях и бывшего президента В. В. Путина, и нынешнего Д. А. Медведева, и является тем   центральным звеном, при реализации которого удастся сохранить и государство, и народы наши, и природные ресурсы, принадлежащие им, и возродить науку. А также -  позволит прислушиваться к голосу ученых, и учитывать все известные научные достижения, чтобы            построить разумные и продуктивное управление лесами.

Будем надеяться на такое развитие событий. Но, чтобы так оно и было, надо делать все возможное, чтобы способствовать этому. А что для этого требуется?

Назовем только отдельные, наиболее важные мероприятия. К числу их относятся:             

- совершенствование структуры управления лесами; а также самого лесного кодекса, разрушившего его;

- введение экономического механизма, гарантирующего организацию устойчивого пользования и управления лесами;

- модернизация структуры лесного бизнеса и установленные справедливые социально-экономических отношений между его партнерами;

- государственная поддержка науки и образования в направлении инноваций, определяющий стратегический прорыв.

Из перечисленных мероприятий ниже остановимся на первоочередном - на  совершенствовании системы управления лесами.

Когда мы говорим об управлении лесами, мы должны представить это управление в виде                      иерархической системы, элементы которой по вертикали и горизонтали не только взаимосвязаны, но и   находятся в динамике развития по мере интенсификации лесопользования и самого лесного        хозяйства. С помощью этого механизма и формируются леса в направлении того                        «хозяйственного идеала» (термин, введенный проф. Г. Ф. Морозовым, основателем учения о     лесе), который должен удовлетворять  растущие потребности людей в расширяющемся              ассортименте ресурсов и услуг леса.

Что для данного этапа по данному мероприятию требовалось бы сделать? Прежде всего, надо укрепить два самых слабых звена в вертикали управления – верхний и нижний, а также     придать им высоту, необходимую для них, полноту полномочий, которая позволит решать не        формально, а по существу возлагаемые на них функции.

Для верхнего уровня требуется создать полноценный Федеральный орган управления       лесами, возложив на него задачу формирования стратегической государственной лесной            политики. И на этой основе разработать Федеральную программу использования лесови       ведения лесного хозяйства, регулирования экономических и иных лесных отношений между государством, бизнесом и населением, научное и образовательное  обеспечение приоритетных         направлений сохранения леса, повышения их потенциала и экономической устойчивости, а также -  удовлетворение запросов нынешних и будущих поколений.

На нашем уровне вертикали надо укрепить местный орган управления лесами –                   лесничество, возложив на него функции организации устойчивого, т.е. неистощительного,        многоцелевого использования лесов, эффективную координацию действий всех лесопользователей, чтобы обеспечить не только  максимальную возможность использования лесного потенциала, но и недопущения его снижения, сохранения разнообразия, охрану и защиту лесов. Это очень важные полномочия, непростые для исполнения и весьма ответственные. Именно от этого уровня лесной службы в конечном итоге и зависит реализация государственной лесной политики, сохранность лесов и реализация мер по их улучшению для обеспечения растущих потребностей в ресурсах и услугах леса. Но чтобы этот местный орган был дееспособен, на аппарат его необходимо распространить статус государственных служебных с соответствующим социальным обеспечением и защитой. В условиях ныне распространенного в лесах криминала, работники лесной охраны должны быть наделены полномочиями контроля, иметь огнестрельное оружие для        привлечения лесонарушителей к ответственности.

Лесничий в том образе, каком он был до 20-ых годов ХХ столетия в России, а сейчас -    должен бы быть у нас в связи с новым «Лесным кодексом», представляет в одном лице           управляющего лесами, как государственной собственностью («недвижимым имуществом»), в   совершенстве владеющим знаниями и опытом в области лесного хозяйства, экономики и            организации лесопользования (всеми ресурсами и услугами леса), ведения лесного хозяйства,   лесозаготовительного производства и лесотранспорта, нормативно-правовых отношений со всеми видами лесопользователей и коммуникационными способностями в работе с населением.

По существу он должен владеть качествами единого хозяина в лесу и координатора        действий всех лесопользователей, умеющего ладить и устанавливать добрые и эффективные     отношения со всеми, без исключения, с кем повседневно приходится иметь самые разнообразные деловые связи. Он обязан быть не только знатоком лесных дел, но и должен обладать высоким уровнем культуры, поэтому при его подготовке необходимо органически соединять обучение с воспитанием.

Для подготовки таких лесничих с описанным выше портретом, необходима специальная программа и должная организация обучения. При этом для переходного этапа возможны три варианта:

(1)                переподготовка или повышение квалификации уже занятых в производстве специалистов в должности лесничих и их помощников;

(2)                выделение из уже обучающихся в ВУЗах на лесном факультете из числа уже принятых студентов (отбор по тестам обязательных качеств) с дополнительным курсом обучения («вторым образованием») по специальной программе;

(3)                принятие с самого начала обучения по отдельной специализации «управление       лесами, экономика и организация лесопользования и лесного хозяйства».

Все три варианта на переходном этапе лишь дополняют друг друга. Но каждый из них должен предполагать отбор из числа студентов способных кандидатов, не только отвечающих требованиям данного профиля специальности, но и дающих обязательства после завершения   обучения работать в этом качестве на определенном месте, по договору с будущей организацией, которая его должна принять. Такая система договорного распределения должна быть с самого   начала организована на партнерских отношениях между федеральными и региональными          органами управления лесами, с одной стороны, и руководством лесного ВУЗа и студентами, с другой стороны.

Такая система организации подготовки специализированных кадров исключает в              последующем их утечку не по назначению.

Подготовка программы, организации курсов и обучения может быть обоснована учеными МГУЛа по договорной теме с Рослесхозом.

 

В. Г. Санаев, профессор, ректор МГУЛ.

Н. А. Моисеев, зав. кафедрой экономики и организации л/х и л/п МГУЛ, академик РАСХН.

Категория: Мои статьи | Добавил: nash-dom (22.08.2010)
Просмотров: 406 | Теги: лесное хозяйство, Лесные пожары
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]